главна€ марк твен
–ј—— ј«џ “¬≈Ќј:
ќ ѕј–» ћј’≈–ј’
ћќ» ѕ≈–¬џ≈ ѕќƒ¬»√»
ћќя ј¬“ќЅ»ќ√–ј‘»я
ћќя ѕ≈–¬јя Ѕ≈—≈ƒј
 ј  ћ≈Ќя ѕ–ќ¬≈Ћ»
ѕ–»я“Ќќ≈ ѕ”“≈Ў≈—“¬»≈
ѕ–ј¬ƒ»¬јя »—“ќ–»я
–ј«√ќ¬ќ– — »Ќ“≈–¬№ё≈–ќћ
ћј -¬»Ћ№яћ—џ »  –”ѕ
Ќј«ќ…Ћ»¬џ… «ј¬—≈√ƒј“ј…
”„≈Ќџ≈ — ј«ќ„ »
–≈∆№“≈ Ѕ–ј“÷џ –≈∆№“≈
 ќ≈- ј »≈ ‘ј “џ
–ј—— ј«  ќћћ»¬ќя∆≈–ј
–ј—— ј«  јѕ»“јЌј
–ј—— ј«џ ќ ¬≈Ћ» ќƒ”ЎЌџ’
¬≈Ћ» јя –≈¬ќЋё÷»я
” –ќў≈Ќ»≈ ¬≈Ћќ—»ѕ≈ƒј
Ёƒ¬ј–ƒ ћ»Ћ« » ƒ∆ќ–ƒ∆
ћ»——»— » ћќЋЌ»я
“≈Ћ≈‘ќЌЌџ… –ј«√ќ¬ќ–
ЋёЅќѕџ“Ќќ≈ ѕ–ќ»—Ў≈—“¬»≈
ѕќ’»ў≈Ќ»≈ Ѕ≈Ћќ√ќ —ЋќЌј
Ћ≈√≈Ќƒј ќ «ј√≈Ќ‘≈Ћ№ƒ≈
ћј -¬»Ћ№яћ—џ
 ј  »«Ѕј¬»“№—я ќ“ –≈„≈…
Ќ≈ќ‘»÷»јЋ№Ќјя »—“ќ–»я
ѕ≈„ј“Ќџ’ ƒ≈Ћ ћј—“≈–
ѕ»—№ћќ јЌ√≈Ћј-’–јЌ»“≈Ћя
ѕ–ќЎ≈Ќ»≈  ќ–ќЋ≈¬≈
”ƒј„ј
ќ“Ќќ—»“≈Ћ№Ќќ “јЅј ј
 ј  я ¬џ—“”ѕјЋ ¬ –ќЋ»
–ј—— ј«  јЋ»‘ќ–Ќ»…÷ј
–ќћјЌ ƒ≈¬”Ў »
∆»¬ ќЌ »Ћ» ”ћ≈–
ƒЌ≈¬Ќ»  јƒјћј
ЅјЌ ќ¬џ… Ѕ»Ћ≈“
 
 ј  Ћ≈„»“№ ѕ–ќ—“”ƒ”
”Ѕ»…—“¬ќ ÷≈«ј–я
  —¬≈ƒ≈Ќ»ё ћ»ЋЋ»ќЌќ¬
“–ќ√ј“≈Ћ№Ќџ… —Ћ”„ј…
«Ќјћ≈Ќ»“јя Ћя√”Ў ј
ќ ƒ”–Ќќћ ћјЋ№„» ≈
—–≈ƒ» ƒ”’ќ¬
∆јЋќЅј
¬ ѕќЋ»÷≈…— ќћ ”„ј—“ ≈
ј јƒ≈ћ»я ’”ƒќ∆≈—“¬
„»—“»Ћ№ў» » ќЅ”¬»
Ћёƒќ≈ƒ—“¬ќ ¬ ѕќ≈«ƒ≈
„≈–Ќќ ќ∆»… —Ћ”√ј
—»јћ— »≈ ЅЋ»«Ќ≈÷џ
 ќ√ƒј я —Ћ”∆»Ћ
»Ќ“≈–¬№ё — ƒ» ј–≈ћ
«јћ≈„ј“≈Ћ№Ќџ… —“ј–» 
Ќ»ј√ј–ј
∆”–ЌјЋ»—“» ј
¬≈Ќ≈–ј  јѕ»“ќЋ»…— јя
 ј  ¬џ¬ќƒ»“№  ”–
ѕќ ќ…Ќџ… ‘–јЌ Ћ»Ќ
¬ќ—ѕќћ»ЌјЌ»≈
»—“ќ–»я ѕќ¬“ќ–я≈“—я
ќ јћ≈Ќ≈Ћџ… „≈Ћќ¬≈ 
 –ќ¬ј¬ќ≈ «Ћќƒ≈яЌ»≈
 ј  я –≈ƒј “»–ќ¬јЋ
ѕ–≈—Ћ≈ƒќ¬јЌ»≈
ѕќƒЋ»ЌЌјя »—“ќ–»я
ѕќƒЋ»ЌЌјя »—“ќ–»я 2
ќ ’ќ–ќЎ≈ћ ћјЋ№„» ≈
ќ“„јяЌЌјя ∆≈Ќў»Ќј
ћќ» „ј—џ
—–≈ƒЌ≈¬≈ ќ¬џ… –ќћјЌ
«ј√јƒќ„Ќџ… ¬»«»“
 ј  ћ≈Ќя ¬џЅ»–јЋ»
Ёѕ»ƒ≈ћ»я
ƒЁЌ ћЁ–‘»
ƒ¬ј “–» ЌјЅЋёƒ≈Ќ»я
ƒ–”√ √ќЋ№ƒ—ћ»“ј
..

ћарк “вен: 

–ј—— ј« ћј– ј “¬≈Ќј: –≈∆№“≈, Ѕ–ј“÷џ, –≈∆№“≈!

я попрошу читател€ бросить взгл€д на следующие стихи, пускай он попробует отыскать в них что-нибудь зловредное:

 ондуктор, отправл€€сь в путь,
Ќе рви билеты как-нибудь;
—триги как можно осторожней,
„тоб видел пассажир дорожный.
—иний стоит восемь центов,
∆елтый стоит дев€ть центов,
 расный стоит только три.
ќсторожней режь, смотри!
ѕрипев:
–ежьте, братцы, режьте! –ежьте осторожно!
–ежьте, чтобы видел пассажир дорожный!

Ќа дн€х эти звучные вирши попались мне на глаза в одной газете, и € прочел их раза два подр€д. ќни мгновенно и неизгладимо врезались в мою пам€ть. ¬се врем€, пока € завтракал, они вихрем кружились в моей голове, и когда € наконец свернул салфетку, то не мог толком вспомнить, ел € что-нибудь или нет. ¬чера вечером € долго думал и решил, что буду писать сегодн€ один потр€сающе драматический эпизод в начатом мною романе. я ушел к себе в кабинет, чтобы совершить кровавое злоде€ние, вз€лс€ за перо, но не мог написать ничего, кроме: «–ежьте, братцы, режьте!» ÷елый час € ожесточенно сопротивл€лс€ этому, но без вс€кой пользы. ¬ голове у мен€ гудело: «—иний стоит восемь центов, желтый стоит дев€ть центов» и так далее и так далее, без отдыха и без остановки. –абочий день пропал даром — € это понимал как нельз€ лучше. я сложил оружие и поплелс€ в центр города, причем тут же обнаружил, что шагаю в такт этим неумолимым виршам. я терпел, сколько мог, потом попробовал шагать быстрей. ќднако это не помогло, стихи как-то сами применились к моей новой походке и терзали мен€ по-прежнему. я вернулс€ домой и промучилс€ весь день до вечера; терзалс€ в течение всего обеда, сам не понима€, что ем; терзалс€, рыдал и декламировал весь вечер; лег в постель, ворочалс€, вздыхал — и все так же декламировал вплоть до полуночи; потом встал вне себ€ от €рости и попробовал читать, но буквы вихрем кружились передо мной, и ничего нельз€ было разобрать, кроме: «–ежьте, чтобы видел пассажир дорожный».   восходу солнца € окончательно рехнулс€ и приводил в изумление и отча€ние всех домашних нав€зчивым и бессмысленным бредом: «–ежьте, братцы, режьте! –ежьте осторожно!»

ƒн€ через два, в субботу утром, € встал с постели совершенно разбитый и вышел из дому, как это было заранее условлено с моим близким другом, его преподобием мистером X., чтобы отправитьс€ на прогулку к башне “олкотта, мил€х в дес€ти от нас. ћой друг посмотрел на мен€ пристально, но ни о чем не спросил. ћы отправились в путь. ћистер X. говорил, говорил, говорил без конца, по своему обыкновению. я ни слова не отвечал ему: € ничего не слышал. ѕосле того как мы прошли около мили, мой друг сказал:

— ћарк, ты болен? я в жизни не видывал, чтобы человек был до такой степени измучен, бледен и рассе€н. —кажи хоть что-нибудь, ну пожалуйста!

Ѕез вс€кого одушевлени€, в€лым голосом € произнес:

— «–ежьте, братцы, режьте! –ежьте осторожно! –ежьте, чтобы видел пассажир дорожный!»

ћистер X. сначала уставилс€ на мен€ растер€нным взгл€дом, не наход€ слов, потом сказал:

— ћарк, € не совсем понимаю, к чему ты клонишь.  ак будто в твоих словах нет ничего особенного, и, уж, конечно, ничего печального, а все-таки… может быть… ты так их произносишь — ну пр€мо за сердце хватает. ¬ чем тут…

Ќо € уже не слышал его. я весь ушел в беспощадное, надрывающее сердце чтение: «—иний стоит восемь центов, желтый стоит дев€ть центов, красный стоит только три. ќсторожней режь, смотри». Ќе помню, как мы прошли остальные дев€ть миль. ¬друг мистер X. положил руку мне на плечо и закричал:

— ѕроснись, проснись, да проснись же! Ќе спи на ходу! ¬едь мы уже пришли к башне. я успел наговоритьс€ до хрипоты, до глухоты, чуть не до слепоты, а ты мне так ни разу и не ответил. ѕосмотри, какой вокруг чудесный осенний пейзаж! ƒа посмотри же, посмотри! ѕолюбуйс€ на него! “ы же много путешествовал, видел в других местах прославленные красоты природы. Ќу, выскажи свое мнение: нравитс€ тебе или нет?

я устало вздохнул и пробормотал:

— «∆елтый стоит дев€ть центов, красный стоит только три. ќсторожней режь, смотри!»

≈го преподобие мистер X. остановилс€ и посмотрел на мен€ долгим и очень грустным взгл€дом, как видно сожале€ обо мне, потом сказал:

— ћарк, тут есть что-то непон€тное дл€ мен€. Ёто почти те же самые слова, что ты говорил и раньше, в них как будто нет ничего особенного, а между тем они пр€мо-таки надрывают сердце. «–ежьте, чтобы видел…» — как это там дальше?

я начал с самого начала и повторил все до конца. Ћицо моего друга засветилось интересом. ќн сказал:

—  акие пленительные рифмы! Ёто почти музыка. ќни текут так плавно. я, кажетс€, тоже запомнил их наизусть. ѕовтори, пожалуйста, еще разок, тогда € уж наверн€ка все запомню.

я повторил. ѕотом мистер X. прочел их сам. ¬ одном месте он слегка ошибс€, € его поправил. ¬о второй и третий раз он читал стихи уже без ошибки. » тут словно огромна€ т€жесть свалилась у мен€ с плеч ћучительные вирши вылетели у мен€ из головы, и блаженное чувство мира и поко€ снизошло на мен€. Ќа сердце у мен€ сделалось так легко, что € даже запел, и пел всю обратную дорогу домой, целых полчаса. ѕосле этого мой €зык разв€залс€, и слова после долгих часов молчани€ потекли рекой. –ечь мо€ лилась свободно, радостно и торжествующе до тех пор, пока источник не исс€к и не пересох до самого дна. ѕожима€ на прощанье руку моему спутнику, € сказал:

— ѕравда, ведь мы провели врем€ просто по-царски! ’от€ € припоминаю теперь, за последние два часа ты не сказал ни слова. Ќу же, ну, скажи хоть что-нибудь!

≈го преподобие мистер X. обратил ко мне потускневшие глаза, т€жело вздохнул и сказал без вс€кого оживлени€ и, как видно, бессознательно:

— «–ежьте, братцы, режьте! –ежьте осторожно. –ежьте, чтобы видел пассажир дорожный!»

—ердце мое болезненно сжалось, и € подумал про себ€: «јх, бедн€га, бедн€га! “еперь вот к нему перешло».

ѕосле этого € не виделс€ с мистером X. дн€ два или три. Ќо во вторник вечером он вошел ко мне пошатыва€сь и, тер€€ последние силы, рухнул в кресло. ќн был бледен, измучен; от него оставалась одна тень. ќн подн€л на мен€ свои угасшие глаза и начал:

— јх, ћарк, каким погибельным приобретением оказались эти жестокие вирши. ќни все врем€ терзали мен€, словно кошмар, днем и ночью, час за часом, вплоть до этой самой минуты. — тех пор как мы с тобой расстались, € мучаюсь, как грешник в аду. ¬ субботу утром мен€ неожиданно вызвали телеграммой в Ѕостон, и € выехал с ночным поездом. ”мер один из моих старых друзей, и € должен был исполнить его просьбу — сказать на его похоронах надгробное слово. я зан€л свое место в вагоне и прин€лс€ за сочинение проповеди. Ќо € так и не пошел дальше вступительной фразы, потому что, как только поезд тронулс€ и колеса завели свое «та-та, тра-та-та! та-та, тра-та-та», так сейчас же эти прокл€тые вирши приспособились к стуку колес. ÷елый час € сидел и подгон€л под каждое отдельное стуканье каждый отдельный слог. ќт этого зан€ти€ € так изма€лс€, будто колол дрова целый день. √олова у мен€ просто лопалась от боли. ћне чудилось, что € непременно сойду с ума, если буду так сидеть, поэтому € разделс€ и лег. я раст€нулс€ на койке… ну, ты сам должен пон€ть, что из этого вышло. ѕродолжалось все то же «тра-та, та-та, синий стоит, тра-та, та-та, восемь центов; тра-та, та-та, желтый стоит, тра-та, та-та, дев€ть центов», — и пошло, и пошло, и пошло: «–ежьте, чтобы видел пассажир дорожный». —он? Ќи в одном глазу. ѕриехал € в Ѕостон окончательно свихнувшимс€. Ќасчет похорон лучше не спрашивай. я делал все, что мог, но кажда€ торжественна€ фраза была неразрывно спутана и сплетена с «–ежьте, братцы, режьте, режьте осторожно!» ј самое плачевное было то, что мо€ дикци€ подчинилась размеренному ритму этих пульсирующих стихов, и € видел, как некоторые рассе€нные слушатели мерно кивают в такт своими безмозглыми головами. » верь или не верь, ћарк, дело твое, — € еще не добралс€ до конца, а уже все мои слушатели, сами того не зна€, кивали торжественно и в унисон — все как один, даже гробовщик и факельщики. ƒоговорив, € выскочил в прихожую в состо€нии, близком к исступлению. » надо случитьс€ такому счастью: € тут же наткнулс€ на старую деву, тетушку покойного, всю в слезах, — она только что приехала из —прингфилда и опоздала в церковь. “етушка громко зарыдала и начала:

— јх, ах, он скончалс€, а € так и не повидалась с ним перед смертью!

— ƒа, — сказал €, — он скончалс€, он скончалс€, он скончалс€, — неужели эта мука никогда не прекратитс€?

— јх, так вы его любили! ¬ы тоже любили его!

— Ћюбил его!  ого его?

— јх, его! ћоего бедного ƒжорджа, моего несчастного плем€нника!

— √м, его! ƒа… о да, да!  онечно, конечно! «–ежьте, братцы…» ќ, эта пытка мен€ доконает!

— Ѕлагослови вас господь, сэр, за ваши сердечные слова. я тоже страдаю от этой невозвратимой утраты! —кажите, вы присутствовали при его последних минутах?

— ƒа! я… при чьих последних минутах?

— ≈го, нашего дорогого покойника.

— ƒа! ќ да, да, да! ѕолагаю, что да, думаю, что да. Ќе знаю, право! јх да, конечно, € там был, да, да, был!

— јх, как € вам завидую, как завидую! ј его последние слова? —кажите же мне, скажите, ради бога, какие были его последние слова?

— ќн сказал… он сказал… ох, голова мо€, голова… ƒа, он все твердил: «–ежьте, братцы, режьте, режьте осторожно!» јх, оставьте мен€, сударын€! ¬о им€ всего св€того, оставьте мен€ с моим безумием, с моей мукой, с моей пыткой! «∆елтый стоит дев€ть центов, красный стоит только три…», нет сил терпеть более. «ќсторожней режь, смотри!»

”нылые глаза моего друга безнадежно взирали на мен€ в течение целой томительной минуты, затем он сказал с трогательным укором:

— ћарк, ты ничего не говоришь. “ы не подаешь мне никакой надежды. ¬прочем, боже мой, не все ли это равно, не все ли равно! “ы ничем не можешь мне помочь. ƒавно прошло то врем€, когда мен€ можно было утешить словами. „то-то подсказывает мне, что €зык мой навеки осужден болтатьс€, тверд€ эти безжалостные стишонки. ¬от, вот… оп€ть на мен€ находит: «—иний стоит восемь центов, желтый стоит…»

Ѕормоча эти слова замирающим шепотом, мой друг постепенно затих и впал в транс, в блаженном небытии позабыв о своих страдани€х.

 ак же € спас его в конце концов от сумасшедшего дома? я свел его в университет по соседству, и там он передал брем€ преследовавших его стихов внимательным ушам несчастных, ничего не подозревавших студентов. » что же с ними стало теперь? –езультаты настолько печальны, что лучше о них не рассказывать. ƒл€ чего же € об этом написал? ÷ель у мен€ была сама€ достойна€, даже благородна€. я хотел предостеречь вас, читатель, на случай, если вам попадутс€ эти беспощадные вирши, — избегайте их, читатель, избегайте, как чумы
 
¬ы читали онлайн текст рассказа ћарка “вена: –≈∆№“≈, Ѕ–ј“÷џ, –≈∆№“≈. ƒругие произведени€ и короткие рассказы ћ “вена вы можете найти и читать слева: mark-tven.ru.