главная марк твен
РАССКАЗЫ ТВЕНА:
КАК ЛЕЧИТЬ ПРОСТУДУ
УБИЙСТВО ЦЕЗАРЯ
К СВЕДЕНИЮ МИЛЛИОНОВ
ТРОГАТЕЛЬНЫЙ СЛУЧАЙ
ЗНАМЕНИТАЯ ЛЯГУШКА
О ДУРНОМ МАЛЬЧИКЕ
СРЕДИ ДУХОВ
ЖАЛОБА
В ПОЛИЦЕЙСКОМ УЧАСТКЕ
АКАДЕМИЯ ХУДОЖЕСТВ
ЧИСТИЛЬЩИКИ ОБУВИ
ЛЮДОЕДСТВО В ПОЕЗДЕ
ЧЕРНОКОЖИЙ СЛУГА
СИАМСКИЕ БЛИЗНЕЦЫ
КОГДА Я СЛУЖИЛ
ИНТЕРВЬЮ С ДИКАРЕМ
ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ СТАРИК
НИАГАРА
ЖУРНАЛИСТИКА
ВЕНЕРА КАПИТОЛИЙСКАЯ
КАК ВЫВОДИТЬ КУР
ПОКОЙНЫЙ ФРАНКЛИН
ВОСПОМИНАНИЕ
ИСТОРИЯ ПОВТОРЯЕТСЯ
ОКАМЕНЕЛЫЙ ЧЕЛОВЕК
КРОВАВОЕ ЗЛОДЕЯНИЕ
КАК Я РЕДАКТИРОВАЛ
ПРЕСЛЕДОВАНИЕ
ПОДЛИННАЯ ИСТОРИЯ
ПОДЛИННАЯ ИСТОРИЯ 2
О ХОРОШЕМ МАЛЬЧИКЕ
ОТЧАЯННАЯ ЖЕНЩИНА
МОИ ЧАСЫ
СРЕДНЕВЕКОВЫЙ РОМАН
ЗАГАДОЧНЫЙ ВИЗИТ
КАК МЕНЯ ВЫБИРАЛИ
ЭПИДЕМИЯ
ДЭН МЭРФИ
ДВА ТРИ НАБЛЮДЕНИЯ
ДРУГ ГОЛЬДСМИТА
..

Марк Твен: ДВА ТРИ НЕВЕСЕЛЫХ ЖИЗНЕННЫХ НАБЛЮДЕНИЯ

ДВА ТРИ НЕВЕСЕЛЫХ ЖИЗНЕННЫХ НАБЛЮДЕНИЯ

Когда я недавно напечатал шутливое извещение, что намерен редактировать сельскохозяйственный отдел в этом журнале, я, право же, не хотел никого обманывать. У меня не было ни малейшего желания зло подшутить над чьей бы то ни было доверчивостью, ибо поистине жалок тот, кто унижается до безмозглых выдумок, обозначаемых словом «розыгрыш». Насколько это было возможно, я писал в необычном и нарочито нелепом тоне: мне хотелось быть уверенным, что ни один читатель, даже самый торопливый и невнимательный, не будет введен в заблуждение. Так, я говорил о спуске триумфальной барки на гладь пустыни, о насаждении древа процветания в копях, — древа, чье благоухание утолит жажду нагого и чьи ветви раскинутся широко и омоют берега… и т. д. и т. п. Я думал, что явное безумие подобных вещаний надежно охранит читателя. Но чтобы сделать уверенность стопроцентной и показать, что я не собираюсь и не могу всерьез собираться вести сельскохозяйственный отдел, я прямо указал в постскриптуме, что ничего не смыслю в сельском хозяйстве. Увы! в этом-то и заключалась моя величайшая ошибка: последнее замечание, видимо, оказалось наилучшей рекомендацией моим предполагаемым познаниям в сельском хозяйстве. Оно проливало некоторый свет на мою особу, а у меня есть подозрение, что фермерам временами становится тошно от пророчески-непогрешимого глубокомыслия сельскохозяйственных журналов и их редакторов, «сведущих во всем без изъятья». И в самом деле, один из моих корреспондентов прозрачно на это намекает. (Да, ведь эта злосчастная шутка обрушила на меня целый потоп писем о картофеле, капусте, вермишели, макаронах и всех прочих фруктах, злаках, крупах и овощах, какие только рождает земля; и если мне посчастливится, не впавши в буйное помешательство, ответить на вопросы, как лучше всего выращивать эти продукты, я буду благодарен судьбе и никогда больше не стану писать темно и загадочно потехи ради.)

Рассказать вам, как получилось, что я ненароком одурачил столько народу? Кое-кто, едва проглядев мою шутливую заметку, поторопился сделать вывод, что каждое слово в ней сказано всерьез, а все остальные вовсе ее не читали и получили сведения о моих рискованных сельскохозяйственных планах из вторых рук. Тут я, разумеется, вправе сложить с себя всякую ответственность. Написать пародию, настолько дикую, чтобы ни один человек не принял за чистую монету «факты», в ней изложенные, — почти невозможно. Дело в том, что иной раз она попадает в руки читателю, который никогда и никого не пытался обмануть и потому никак не ожидает. чтобы кто-нибудь без всякой причины вздумал обмануть его; в этом случае единственный, на кого ложится клеймо бесчестья, — это автор пародии. В других случаях «соль», смысл пародии (если цель ее — оказать поддержку истине) ускользает от внимания, теряясь в поверхностном блеске каких-нибудь деталей самой пародии. А очень часто этот смысл, или «поучение», спрятан глубоко на дне, и читатель, не подозревая, что это и есть ключ ко всей вещи в целом и единственно важный абзац в статье, преспокойно перескакивает через него и оставляет его непрочитанным. Можно наделить сатиру выразительной силой, прибегнув к коварным приемам фарса, но только — осторожно, не увлекаясь чуждыми сатире интересами фарса, а иначе сатира скажется погребенной под ними и исчезнет из глаз читателя — осмеянной и обманутой жертвы, — несмотря на самое честное намерение автора обогатить либо знания своего читателя, либо его жизненный опыт. Я не раз имел дело с пародиями и хорошо знаком с их злосчастной способностью вводить публику в заблуждение; вот почему я и старался изо всех сил сделать ту, сельскохозяйственную, такой прозрачной и такой осязаемой, чтобы даже картофелина с одним глазком могла ее разглядеть. И все равно — клянусь вам! — она одурачила редактора одного из самых компетентных сельскохозяйственных изданий Америки!  
 
Вы читали онлайн текст рассказа Марка Твена: ДВА ТРИ НЕВЕСЕЛЫХ ЖИЗНЕННЫХ НАБЛЮДЕНИЯ. Другие произведения и короткие рассказы М Твена вы можете найти слева: mark-tven.ru.